Коллективизация в СССР

О коллективизации, крестьянах, колхозах, колхозниках и раскулачивании.

Колхоз — это слово в определенный момент нашей истории стало символом отсталости, «простецкого» сельского уклада жизни, низкого вкуса. Но всегда ли колхозы были неэффективны? Принес ли колхоз, как вид организации сельскохозяйственного производства пользу нашей стране и народу?

До революции 1917 г. Россия была аграрной империей с крестьянским населением в 100 млн. человек. Для крестьянского мира постоянно стоял вопрос выживания. Эпидемии, войны и голод — прежде всего касались крестьян. В среде русского крестьянства веками складывалась оптимальная для выживания форма хозяйствования — крестьянская община. Прямая народная демократия при принятии решений, а не парламентское представительство, непризнание личной собственности на землю, не признание права ее продажи и частного наследования — вот священные идеи русской общинности. Именно в них крылись коллективистские начала русского крестьянского мира (об этом подробнее можно прочитать в статье «Крестьяне»).

После Октябрьской социалистической революции землю поделили справедливо, и до начала 30-х годов крестьянство вело частнохозяйственную деятельность, особо ни в какие колхозы не вступая. Только 5% крестьянских хозяйств было охвачено производственной кооперацией. Но неумолимые законы рыночного производства в ходе НЭПа разорили почти половину крестьянских хозяйств, и к началу 30-х годов на селе уже числилось 8 млн. безработных. Опыт мелкотоварного частного хозяйствования на своей земле не удался. Всё сильнее развивался так называемый «системный разрыв» — разрыв между темпами роста безработицы на селе и потребностью в рабочей силе на производстве. Предполагая механизацию сельского хозяйства (что уже произошло в Америке и в Европе) — можно было ожидать только ухудшение ситуации. Народ следовало занять работой и накормить, иначе Россия повторила бы печальную участь капиталистических стран, переживавших в то время глубокий кризис. Перед государством в который раз встала задача увеличения рабочих мест и интенсификации сельского хозяйства. В условиях социализма эта задача была решена успешно путем перехода к обобществленному производству в рамках той социальной модели, которая тогда была принята. С отменой сословий и введением колхозного строя крестьяне стали сельскими жителями, а община трансформировалась в колхоз.

Колхозы долгое время кормили советский народ, и если с начала 60-х годов в нашу страну и стали завозить зерно, то этот импорт не превышал 8% от производства внутри страны. И весь этот импорт в основном был направлен в прибалтийские советские республики, где развивали животноводство (ввозить зерно в порты было дешевле, чем собирать и вести через всю страну). Сельскохозяйственное производство в колхозах дотировалось со стороны государства — но где фермеры не получают дотаций и преференций от государства?

За советское время сельское население России значительно сократилось. Люди переехали жить в города. Процесс урбанизации совпал с периодом коллективизации на селе. Население СССР ежегодно множилось миллионами, и колхозы помогли прокормить советский народ.

Так что такое колхоз? Колхоз — это коллективное хозяйство, объединяющее сельскохозяйственных тружеников на принципах артели. В коллективном хозяйстве — артели обобществлялись землепользование, труд и основные средства производства — рабочий и продуктивный скот, техника и оборудование, хозяйственные постройки (зернохранилища, коровники и т. д.). В личной собственности крестьян оставались жилой дом и подсобное хозяйство (в том числе продуктивный скот). Полученные доходы распределялись в натуре по количеству и качеству труда.

Были и другие типы коллективных хозяйств — это коммуны и товарищества по обработке земли (ТОЗы).

Коммуны предполагали более полное обобществление средств производства и имущества (более подходили для бедных семей).

Товарищества по совместной обработке земли (ТОЗы) объединяли тружеников на основе паевых взносов. При этом обобществлялись землепользование и труд. Скот, машины, инвентарь, постройки оставались в частной собственности крестьян. Доходы распределялись не только по количеству труда, но и в зависимости от размеров паевых взносов и ценности средств производства, предоставленных товариществу каждым его членом. До 1930 года ТОЗы были наиболее распространенной формой кооперации на селе.

В ходе коллективизации форма коллективного хозяйствования для большинства сельских тружеников была унифицирована. Все колхозы формировались по уставу артели.

Идеология колхозника-коллективиста была следующей:

  1. Я хочу быть уверен, что получу за свой труд свою долю справедливо (как и все остальные), а не как распорядится хозяин.
  2. Мне больше нравится работать вместе с односельчанами, а не в одиночку.
  3. Я не желаю терпеть людей, которые преуспевают, работая только на себя.

Идеология кулака-частника была такой:

  1. Кто сильный, тот и прав.
  2. Не лезьте. Я работаю на своей земле и привык сам распоряжаться результатами своего труда.
  3. Лодырей и бездельников я кормить не намерен, пускай подыхают.

Очевидно, что не первая, а вторая идеология порождает социальную напряженность. Она открыто взывает к соперничеству, к нанесению обиды. Не желание уживаться с людьми, а желание быть лучше других, быть самим по себе. Для конкретного человека — это понятно. А вот для крестьянского мира наличие большого количества индивидуалистов — это огромный вред. Так ни моста не построить, ни плотины. А чтобы построить, колхозников-коллективистов нужно всего лишь организовать на строительство, а кулаков-частников можно только заставить. И так люди живут, и так. Только в одном случае есть один общий для всех мост, а в другом случае у каждого свой мосток и переправа за деньги. Советский строй — как строй коллективистский — дробление русского общества ни как не предполагал. А предполагал он объединение и синергию общих народных усилий, что и привело нашу страну к статусу великой мировой державы. И дело тут не только в традиции русской крестьянской общинности.

Для понимания истории развития сельского хозяйства в России важно понимать основополагающие «аграрные законы русской деревни»:

Закон Л. В. Милова звучит так: «Вследствие очень короткого лета напряженность полевых работ в сельском хозяйстве России очень велика, вследствие чего тягостность сельскохозяйственного труда летом в России чрезмерна». Для преодоления этой проблемы требуется механизация сельскохозяйственного труда. Но и она не будет столь эффективна, поскольку большую часть года сельхозмашины будут простаивать, теряя свою годность.

Закон А. В. Чаянова характеризуется следующей формулой: «Всякое трудовое хозяйство имеет естественный предел своей продукции, который определяется соразмерностью напряжения годового труда семьи со степенью удовлетворения ее потребностей. Пределом крестьянских усилий является обеспечение семейного пропитания». Если то же самое выразить понятным народу языком, то Чаянов говорит о следующем: «Тягостность труда мешает крестьянину повышать производительность труда, и он даже при повышении цен на свою продукцию предпочитает свертывать производство». Для преодоления этого противоречия тем более требуется механизация сельскохозяйственного труда.

Зима в колхозе

Итак, с аграрной точки зрения механизация русского сельского хозяйства была объективно необходима. Но крестьянство противилось этому. Позднее Сталин так вспоминал об этом: «…для того, чтобы избавиться от периодических голодовок, России было абсолютно необходимо пахать землю тракторами. Мы должны были механизировать свое сельское хозяйство. Когда мы раздали трактора крестьянам, они пришли в негодность через несколько месяцев. Только колхозы, имевшие мастерские, могли обращаться с тракторами. Мы всеми силами старались объяснить это крестьянам. Но с ними было бесполезно спорить. После того, как вы все объясните крестьянину, он говорит, что должен пойти домой и посоветоваться с женой, посоветоваться со своим подпаском. Обсудив с ними этот вопрос, он всегда отвечает, что не хочет колхоза и лучше обойдется без тракторов».

Коллективизация была необходима еще и по следующим причинам:

  • Во-первых, следовало взять под контроль производство продуктов питания для дальнейшей централизации системы управления в условиях плановой экономики основанной на перераспределении национальных богатств государством, а не собственниками земли, средств производства и капитала.
  • Во-вторых, следовало интенсифицировать сельскохозяйственное производство, а в условиях массы мелких производителей это далось бы слишком большой ценой, что в ходе интенсивной индустриализации (куда и направлялись основные средства советского государства) было не допустимо.
  • В-третьих, с политической точки зрения оставлять мелких собственников в виде неорганизованной массы крестьян было опасно как возможностью крайне правого уклона масс (в сторону фашизма — как это и произошло в таких странах Европы, как Венгрия, Германия, Греция, Италия, Испания), так и возможностью возврата к капитализму.

К 1929 году доля бедняков в сельском населении СССР составляла 35%, середняцких хозяйств — 60%, а кулаков — 5%. В то же время именно кулацкие хозяйства располагали значительной частью (15–20%) средств производства, в том числе им принадлежало около трети сельскохозяйственных машин.

Новый курс на сплошную коллективизацию крестьянских хозяйств предполагал и «поворот к политике ликвидации кулачества, как класса». 30 января 1930 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло Постановление «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации».

Процесс раскулачивания затронул и явных кулаков и часть середняков. Около 1,8 млн. крестьян было подвергнуто раскулачиванию путем ссылки и принудительной конфискации имущества («Новейшая история России. ХХ — начало XXI в. 1917—2007 гг.» под редакцией члена-корреспондента Российской академии наук А. Н. Сахарова, Изд. «Проспект». Москва. 2008. Стр. 474). Более 90% сельских жителей СССР раскулачивание не затронуло.

Несмотря на значительные трудности и сопротивление отдельных слоев крестьянства, коллективизация была проведена.

Почему так просто получилось? Видимо потому, что никакого насилия над народом в целом не было. Были применены репрессии к наименьшей его части, которая жила не по совести, за пределами народной морали. Колхозники, как и крестьяне-общинники, получили общий предмет труда — землю, и общие средства производства, как и крестьяне, колхозники голосовали единогласно, как и крестьяне трудились всем миром, всем миром расплачивались по своим долгам. Как и крестьяне, колхозники несли повинности перед государством, только теперь государство подчинило и контролировало их труд в гораздо большей степени, чем ранее.

Распределение продукции произведенной в коллективном хозяйстве осуществлялось в такой последовательности:

  1. продажа продукции государству по твёрдым закупочным ценам,
  2. возврат государству семенных и прочих ссуд,
  3. расчёт с МТС за работу механизаторов,
  4. засыпка семян и фуража для колхозного скота,
  5. создание страхового семенного и фуражного фонда.

Всё что осталось после этого подлежало распределению среди колхозников в соответствии с количеством выработанных ими трудодней (условных единиц труда).

Один отработанный в колхозе день мог быть засчитан как два или как половина трудодня при разной квалификации колхозников. Больше всего трудодней зарабатывали кузнецы, механизаторы, руководящий состав колхозной администрации. Меньше всего зарабатывали колхозники на вспомогательных работах.

Из приведенных выше данных следует, что ход коллективизации на селе сильно не отразился на сборе зерна, хотя незначительный спад производства зерна наблюдался в ходе интенсивной фазы раскулачивания в 1930 — 1931 годах. Поголовье крупного рогатого скота значительно сократилось в период с 1929 по 1933 год в виду забоя скота кулаками и гибели скота на колхозно-товарных фермах. С накоплением опыта хозяйствования и укрупнением животноводческих предприятий наметился рост и поголовья крупного рогатого скота. (Поголовье крупного рогатого скота достигло максимального дореволюционного уровня лишь к 1960 году, а к 1986 году превысило его вдвое).

При всем этом необходимо учитывать, что за период с 1926 года по 1939 год сельское население СССР уменьшилось на 6 млн.человек, а городское население выросло на 25 млн. человек.

Таким образом, перестройка системы хозяйствования на селе привела к увеличению производительности труда. Однако проблема интенсификации сельскохозяйственного производства из-за действия «аграрных законов русской деревни» и значительных потерь сельхоз продукции решена не была. Она не решена и сейчас.

Традиционный для русского крестьянина общинный уклад трансформировался в колхозный строй, когда не только земля и семенной фонд, но и иные средства производства были обобществлены. По прежнему за каждой семьей сохранялось личное хозяйство — имелся свой дом, свой огород, свой мелкий скот и птица. Всё это называлось личное подсобное хозяйство. До войны в личной собственности можно было иметь корову.

Так согласно данным на 1 июля 1940 года на каждые 100 личных хозяйств колхозников в СССР приходилось:

  • 90,3 коровы,
  • 62,7 телки,
  • 64,8 свиньи и поросенка,
  • 296,6 овцы и козы,
  • 1188,9 голов домашней птицы.

Размер личного участка земли в средней полосе на одну семью не мог превышать 50 соток, но и не мог быть меньше 25 соток. С этого огорода снимали урожай овощей, чаще всего картофеля — для себя и на продажу.

Как известно картошка — второй хлеб. Кстати, именно благодаря колхозному картофелю в годы Великой отечественной войны удалось избежать полного вымирания от голода (тогда до половины пахотных земель было оккупировано гитлеровцами).

Динамика сельскохозяйственного производства в пересчете на количество населения:

Показатель 1913* 1940** 1986** 1995 2009
Сбор зерна, кг на человека в год. 585 515 825 439 688
Сбор картофеля, кг на человека в год. 101 331 298 265 259
Производство мяса, кг на  человека в год. 14,9 7,9 40,2 16,9 19,9
Производство молока, литров на  человека в год. 107 74 119 47 71
Производство куриных яиц,  штук на  человека в год. 130 185 210 198 279

* — Российская империя без Польши. ** — данные только по РСФСР.

В колхозах и оставшиеся без трудодней до войны жили не так уж плохо. Но за отработанные трудодни, если у колхоза оставались излишки, выдавалась сельхозпродукция натурой. До войны минимум надо было отработать 92 трудодня на колхоз. В неурожайный год в среднем по стране получалось около 300 грамм ржи за трудодень. Тогда самый последний лоботряс получал дополнительно мешок зерна, а передовик — 3–4 мешка зерна. Если жить только на это, то не так уж много и будет. Но к 1936 году средняя выработка на один колхозный двор равнялась уже 393 трудодням, а в 1939 году эта выработка увеличилась до 488 трудодней, что при хорошем урожае давало уже 10 — 15 мешков зерна. Это зерно колхозники могли продать по государственным закупочным ценам, а могли оставить себе. При этом надо учитывать, что на колхоз работали и женщины и мужчины, т. е. натуровыдача для семьи могла быть удвоена. Колхозников кормили бесплатно во время работ. Для них было обеспечено бесплатное медицинское обслуживание и начальное образование для детей.

Часто бывало так, что личное подсобное хозяйство развивалось у колхозника хорошо, и он не стремился работать на колхоз. Учитывая это, после войны меры по ограничению личного подсобного хозяйства были ужесточены. Были введены высокие налоги на скот и плодовые деревья.

Новым ориентиром в сельском хозяйстве стал совхоз — не коллективная, а государственная форма хозяйствования. Она оказалась более эффективной в процессе укрупнения сельскохозяйственных предприятий. В совхозах рабочие работали по трудовому найму, получали зарплату и мало чем отличались от промышленных рабочих (разве, что имели все тоже личное подсобное хозяйство).

На базе колхозно-совхозной организации сельское хозяйство России достигло значительных успехов. Сколько бы хлеб не гнил, а молоко не кисло, внутренне производство сельхозпродукции до начала 90-х значительно превышало её импорт. До сих пор повторить эти результаты невозможно. Но это уже совсем другая история.


В рубрике: Блог Утюга. Постоянная ссылка.

Обсуждения:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *