ЛЮДИ — КНИГИ — ЛЮДИ

Глава 20. Интересные встречи

Несмотря на то, что в наш магазин в общей сложности приходило много всякого народа, всё же, видимо, это был какой-то совершенно определенный круг людей, потому что в магазине происходили, казалось бы, немыслимые встречи. Ну, например, продавалась у нас библиотека покойного знаменитого латиниста профессора С. И. Радцига. Слухи о том, что будут продавать его библиотеку, давно ползли по Москве, и товарищи латинисты-эллинисты то и дело насиловали нас по телефону вопросами, когда она, наконец, поступит в продажу. Елена Павловна и Александра Фроловна долго обрабатывали эту огромную библиотеку. Наконец, великий день наступил. Это был как раз конец января 1969 года, если не ошибаюсь. Я уже говорила, что зима была снежной и морозной. Наши латинисты прибежали к дверям нашего магазина часам к восьми, а открывались мы в десять. Они стояли, переругиваясь в очереди на морозе. Мы тоже пришли пораньше, пробились сквозь латино-греческую толпу, разделись, освободили стеллажи у самой витрины, справа от кабинета директора, и понаставили на эти стеллажи радциговские книги. В магазин, разрумянившись от мороза, вошла Елена Павловна в своей красивой меховой шубе и изящной меховой шапочке. Её темные глаза казались ещё темнее на розовом красивом лице. Своим детским голоском Елена Павловна сказала:

— Девочки, ну пустите вы их хоть в тамбур. У вас ведь там профессора мерзнут.

Кто-то из наших дев пошел открыть дверь, чтобы запустить эту алчущую свору в тамбур. Латинисты хлынули в него и не поместились, передних вытолкнули из тамбура прямо в торговый зал, и они там стояли, робко переминаясь с ноги на ногу, ожидая момента, когда можно будет кинуться к полкам. Наконец, их пригласили пройти, и первыми у стеллажей оказались супруги Заславские. Насколько я помню, сам Заславский был учеником Радцига, может быть, его жена тоже. Они прочно укрепились за прилавком, и никого другого девчонки туда пока пропускать не собирались, во избежание покраж. Я наблюдала за этой сценой с чувством глубокого удивления. Я только пришла на практику и никак не могла понять, какую такую ценность представляют собой эти потрепанные на вид книжки, почему они столько стоят и как могут люди выкладывать за них буквально астрономические суммы. Супруга Заславского вгромоздилась на высокую стремянку и реяла на ней, как синее знамя (на ней была синяя кофта от лыжного костюма и шапка-ушанка). Она не слезала с неё часа два, прочесывая верхние полки и сметая с них чуть ли не всё подряд. Сам Заславский, маленький и незаметный мужчина, рылся и копался на нижних полках и под прилавком. Куча отобранных ими книг росла на глазах. А остальные латинисты, скрежеща зубами от ненависти, бродили по магазину, ожидая своей очереди подобраться к тем крохам, которые должны были остаться после этого Мамаева разорения. Какая-то из латинских дам, темноволосая, интересная, подошла к нам и стала жаловаться трагическим шёпотом:

— Нет, вы только посмотрите на этих Заславских. Они же гребут всё подряд. Нам ничего не останется.

И мне стало её искренне жаль, хотя я по-прежнему не понимала, как можно страдать по поводу этих старых книг.

Среди слоняющихся по магазину латинистов я заприметила сравнительно молодого человека, лет 35, лицо которого казалось мне странно знакомым. Я долго стеснялась, прежде чем обратилась к нему:

— Простите, пожалуйста, вы не приходили к Татьяне Львовне Ждановой?

Я имела в виду свою тетю, старшую сестру моего отца, в честь которой он меня и назвал. Молодой человек покачал головой и сказал:

— Нет, я у неё не был, но я знаю её внучку. А о Татьяне Львовне я много слышал от Юдифи Матвеевны.

Вот те на! Юдифь Матвеевна была приятельницей моей тетушки и обучала маленькую Танюшку, мою двоюродную племянницу, латыни, чему я страшно завидовала. Но почему я выбрала именно этого мужчину? Там было много и других. Интересное совпадение, не правда ли? Конечно, этот круг (я имею в виду круг латинистов-эллинистов) достаточно узок, и там все так или иначе друг друга знают, но всё же это было удивительно.

Могу рассказать и о другом случае. Моя самая близкая подруга Надежда Севницкая в своё время закончила городские курсы английского языка. Она много раз упоминала в разговоре своего преподавателя Виталия Израилевича. Прошло лет десять с тех пор, как она что-либо слышала о нем. И вот однажды Надя пришла ко мне в магазин, прошла в товароведку и уселась рядом со мной поболтать, благо продавателей в это время почти не было. Какое-то время мы с ней поболтали о том о сем, а потом к моему окошку подошли молодой человек и спросил, можно ли сдать учебники английского языка.

— Давайте посмотрим, — сказала я.

Молодой человек начал выкладывать из портфеля книги. Вдруг я увидела, как Надя медленно приподнимается со своего места и протягивает руку к учебникам.

— Простите, скажите, пожалуйста, чьи это книги?

— Соседа нашего. Он был преподавателем, а теперь вот умер.

— Виталий Израилевич?

— Да. А вы откуда знаете?

— Я у него училась. Я сразу узнала его книги, я их так хорошо помню.

Ну, надо же! Вот так Надя узнала о смерти своего преподавателя, одинокого человека, чьи книги достались соседу. Она могла придти на пять минут позже или на полчаса раньше, но ведь судьба привела её аккурат вовремя.

Я была свидетельницей разных интересных разговоров и встреч в нашем магазине, но почему-то больше всего запомнился один случай, очень похожий на случай с Надей. Сдавала книги одна женщина, на вид очень простая. По её паспорту я узнала, что она живет где-то в Узбекистане. Подошел какой-то мужчина, тоже спросил, что за книги она сдает. Женщина печально ответила, что это книги её покойного сына, преподавателя Московского Университета. Мужчина вдруг оживился и назвал фамилию, имя и отчество её сына. Оказывается, он был его учеником и хорошо его знал, поэтому и книги показались ему знакомыми.

***

Разные люди встречались, разговаривали, знакомились в нашем магазине. Часто они не знали друг друга по имени, но кивали друг другу при встречах. Иногда кто-то расспрашивал нас о том или другом человеке. Люди — книги — люди — снова книги — таков был веселый круговорот нашей жизни. Я считаю, что нам очень везло и на хорошие книги, и на хороших людей. Во всяком случае, я не устаю повторять, что за семнадцать лет работы в магазине я закончила три университета. Мы держали в руках прекрасные книги по искусству всего мира, замечательные толковые словари различных языков, хорошие учебники, книги по театру, по кино, антикварные и просто старинные книги, красивые гравюры. Я просто сидела на месте, а знания сами стекались ко мне, только успевай хватать. Нам даже не нужно было ходить в лектории, в кино, в цирк — ведь перед нами разыгрывались такие сюжеты! А наши дорогие покупатели и продаватели рассказывали нам о таких вещах, о которых мы сами, возможно, никогда бы и не узнали. Они расширяли наш кругозор, чему-то учили и очень украшали нашу жизнь, за что им огромное спасибо. Конечно, не всё и всегда было так безоблачно в нашей работе. Как поется в революционной песне: «И вся-то наша жизнь и есть борьба». Поэтому каждый день я шла на работу, фигурально выражаясь, вооруженная щитом и мечом, чтобы отражать удары судьбы. Работа в магазине очень способствовала выработке бойцовских качеств, так как туда приходили отнюдь не одни наши добрые друзья. Грубить и ругаться нам было нельзя, хотя мой длинный язык часто доводил меня до «Книги жалоб и предложений» (то есть, продаватели хотели написать на меня туда жалобу), а пару раз меня даже пригрозили уволить из магазина. Одним из таких «грозных» оказался внук Пельше, члена правительства при Брежневе. Он принес какой-то словарь, а взять я его не могла, потому что в кассе в этот момент не было ни копейки. Он начал бушевать и кричать, что меня завтра же здесь не будет, но я не испугалась, потому что прекрасно знала, что желающих усесться на мой горячий стул немного сыщется. Кончилось тем, что этот сопляк (ему было лет 18-20) потребовал директора, и Александра Фроловна выписала ему квитанцию, а деньги выплатила из своего кошелька. Были и другие неприятные моменты, но один из них повторялся с ужасающим однообразием. Именно ему я и посвятила главу.

© Жданова Татьяна Львовна
В рубрике: Мемуары. Постоянная ссылка.

Обсуждения:

2 Responses to ЛЮДИ — КНИГИ — ЛЮДИ

  1. avatar MikG:

    Спасибо за «маленький книжный мир». Здесь все привычно и безопасно: клички и прозвища, книжно-театральные дерзости, характеризующая шестидесятников манера делить всех на своих и чужих. Особое внимание людям. Но нет откровений. Нет родственных душ. Акцент на модные и дорогие штучки. (Книги на иностранных языках!) Здесь нет мира ощущений, или «Нет миру ощущений!». В основном обсуждение: «у кого, да что, да как». Где же она песня лихой юности? Где история познания мира? Классические фразы, характеризующие счастливую советскую жизнь: «мы ходили в магазин отнюдь не для того, чтобы работать» или «все трое в то время оказались разведены и не женаты, и у нас сложилась чудная компания». Настоящая свобода. Книги – знаменитости — ухажеры. Ухажеры – знаменитости — тряпки. «Секс в обмен на продовольствие». Про детей мало. Про любовь – увы, нет. Эта книга – история человеческого коллектива. И это ценно. «Производственные» мемуары с отсылкой к интимной жизни горожан. Еще раз спасибо за памятник советской эпохе. Жаль, что очень низкий (за Садовым кольцом не видно). Но это целая жизнь.

  2. avatar Галина:

    Прочитала про Галку-Сыр. Я ее хорошо помню. Она ходила на все концерты Шубарина, бросала цветы и быстро уходила прочь, да так быстро, что мы не успевали увидеть ее лицо. По этому между собой прозвали «Аленький цветочек» Потом она стала передавать нам через лифтера какие-то фирменные сигареты,орешки и чинзано… Купить это можно было только на чеки в магазине Березка. Однажды мы ее все же «отловили» и притащили домой. Володю она просто «боготворила» меня, как жену… терпела… На вопрос «откуда у нее чеки», ответила, что ей на ее сына мужчина пересылает ей ежемесячно ( вот не помню или 10 или 20 чеков) на содержания «косолапки» (так она обозначила ребенка) и она с ним делит эти деньги пополам и на свою половину покупает презенты Шубарину… Прочитала и все сразу вспомнилось до таких вот подробностей….

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *