ЛЮДИ — КНИГИ — ЛЮДИ

Наиболее оживлённым был, пожалуй, отдел художественной литературы, в нём же до поры до времени размещались и антикварные книги. Когда я только поступила на работу в магазин, у нас было больше художественной литературы, изданной на рубеже 19–20 веков. Почти все эти книги в бумажных обложках, французские романы — в обложках жёлтого цвета, известные как «жёлтые романы». Среди них были романы и рассказы Мопассана, Онэ, Анри де Ренье, братьев Гонкур, Стендаля, Бальзака, Золя. Дороже всех ценились книги Анри де Ренье — за редкость. Когда мы производили учёт (а делалось это на счётах, поштучно, вслух), только и слышалось: «Рубль, рубль пятьдесят, рубль двадцать пять, два рубля, рубль». Английские книги были редки, в основном, они встречались в издании «Таухниц», в белых бумажных обложках. Вот немцев всегда было пруд пруди: и отдельных изданий, и собраний сочинений немецких классиков и поэтов-романтиков. Особенным почётом пользовались поэты Гёльдерлин, Мёрике, Тик, Брентано, Арним, Новалис — имена, не очень-то известные современному читателю. А ведь произведения этих замечательных поэтов переводил на русский язык сам Жуковский, и его прекрасная поэзия расцвела, благодаря им. Их стихи изумительно звучат и в оригинале, и в переводе наших потрясающих поэтов и переводчиков: Лермонтова, Маршака, Левика, Мея, А. К. Толстого. Заявляю об этом с полной ответственностью, так как в своё время самолично зубрила эти стихи наизусть на немецком языке и читала их переводы по-русски. И то, и другое — прекрасно.

Наши «немцы» также спрашивали книги Карла Мая — романы о североамериканских индейцах и прочую приключенщину, а также дамские романы Вернер, Марлитт и Зюдерманн. В период перестройки эти романы вышли на русском языке, впервые после 1917 года, — ну что ж, хорошие сентиментальные романы. Их достоинством можно считать то, что они были в надёжных твёрдых переплётах, а недостатком — кошмарный готический шрифт. Что же касается изданий произведений Гёте и Шиллера, то их нам приносили минимум три раза в день, и люди очень удивлялись, почему мы отказываемся их брать.

Конечно, всем хотелось читать современную художественную литературу, и наш магазин, конечно, был интересен ещё и тем, что у нас можно было приобрести книги, которые либо были изданы на русском языке ещё до революции, либо вовсе никогда не переводились на русский язык. Разумеется, это, в основном, касалось художественной литературы, книг по истории или по философии. Так или иначе, нашим покупателям иногда удавалось урвать книги современных английских, французских и немецких писателей, таких как Дос Пассос, Камю, Генрих Бёлль, Кингсли Эмис, Хемингуэй и других. Самые ушлые из наших покупателей делали простую вещь: они учили польский язык и покупали на польском языке книги всех этих современных авторов или бесконечные детективы Агаты Кристи, Эллери Квинна, Чейза, Гарднера, обоих Мак-Дональдов, Спиллейна, Ле Каре, Нгайо Марш, Дороти Сойерс и прочих. Разумеется, в оригинале читать их было интереснее и полезнее, зато на польском они были доступнее и стоили дешевле — копеек по 60–70. Мы в своём магазине, если нам предлагали книги на польском языке, старались брать исключительно детективы.

Народ также обмирал при виде современной фантастики. Книги Рея Бредбери, Айзека Азимова, Артура Кларка, Саймака сметали с прилавков за полминуты, если они вообще там появлялись. Постепенно современных английских, французских и немецких книг стало больше, благодаря появлению магазина французской книги на улице Веснина (ныне Денежный переулок) и большому отделу иностранной книги в Доме Книги на Новом Арбате. Но всё равно фантастика, детективы и произведения многих современных романистов оставались диким дефицитом.

В нашем антикварном отделе встречались книги, в основном, 18–19 веков издания и преимущественно на французском языке. Среди них были исторические и географические сочинения, описание путешествий, сочинения классиков французской литературы: Корнеля, Расина, Мольера. Часто эти книги включали в себя гравюры на меди, стали, цинке или литографии. Всем любителям антикварных изданий известно, что гравюры больше ценятся цветные, а литографии — раскрашенные от руки. В первом случае ценится выше техника исполнения, во втором — мастерство художника. В книгах встречались порой и те, и другие, но это бывало не так уж часто. Гораздо чаще встречались книги с чёрно-белыми иллюстрациями. В книгах более раннего издания (16–17 веков) гравюры чаще были сделаны на дереве. Они, конечно, не так изящны, как гравюры на металле, но по-своему замечательны и прекрасны и, несомненно, более редки.

Среди старинных книг можно было увидеть и религиозные трактаты, и книги по математике, астрономии, строительству. Помнится, я всё удивлялась разнообразию ассортимента старинных изданий, потому что мне всё казалось, что люди двести-триста лет назад не могли интересоваться таким широким спектром разнообразных вещей. Но раз эти книги печатали, значит, они были кому-то нужны. Никто и никогда не стал бы тратить такие большие средства на ненужный товар.

Для старинных книг большое значение имеют переплёты. Если нам попадались книги 16–17 веков, они чаще всего были в переплётах из свиной кожи напечатаны на латыни. Меня ещё очень удивляли длиннющие названия всех этих книг, которые включали в себя ещё и посвящение какой-нибудь владетельной особе. Какой красивый шрифт был в каждой из этих книг! Ведь многие известные издатели того времени изобретали свои собственные шрифты для своих изданий и очень гордились ими. Конечно, иногда встречались книги и без переплётов, совсем тоненькие, напечатанные на не очень хорошей бумаге — чаще всего это были религиозные трактаты.

© Жданова Татьяна Львовна
В рубрике: Мемуары. Постоянная ссылка.

Обсуждения:

2 Responses to ЛЮДИ — КНИГИ — ЛЮДИ

  1. avatar MikG:

    Спасибо за «маленький книжный мир». Здесь все привычно и безопасно: клички и прозвища, книжно-театральные дерзости, характеризующая шестидесятников манера делить всех на своих и чужих. Особое внимание людям. Но нет откровений. Нет родственных душ. Акцент на модные и дорогие штучки. (Книги на иностранных языках!) Здесь нет мира ощущений, или «Нет миру ощущений!». В основном обсуждение: «у кого, да что, да как». Где же она песня лихой юности? Где история познания мира? Классические фразы, характеризующие счастливую советскую жизнь: «мы ходили в магазин отнюдь не для того, чтобы работать» или «все трое в то время оказались разведены и не женаты, и у нас сложилась чудная компания». Настоящая свобода. Книги – знаменитости — ухажеры. Ухажеры – знаменитости — тряпки. «Секс в обмен на продовольствие». Про детей мало. Про любовь – увы, нет. Эта книга – история человеческого коллектива. И это ценно. «Производственные» мемуары с отсылкой к интимной жизни горожан. Еще раз спасибо за памятник советской эпохе. Жаль, что очень низкий (за Садовым кольцом не видно). Но это целая жизнь.

  2. avatar Галина:

    Прочитала про Галку-Сыр. Я ее хорошо помню. Она ходила на все концерты Шубарина, бросала цветы и быстро уходила прочь, да так быстро, что мы не успевали увидеть ее лицо. По этому между собой прозвали «Аленький цветочек» Потом она стала передавать нам через лифтера какие-то фирменные сигареты,орешки и чинзано… Купить это можно было только на чеки в магазине Березка. Однажды мы ее все же «отловили» и притащили домой. Володю она просто «боготворила» меня, как жену… терпела… На вопрос «откуда у нее чеки», ответила, что ей на ее сына мужчина пересылает ей ежемесячно ( вот не помню или 10 или 20 чеков) на содержания «косолапки» (так она обозначила ребенка) и она с ним делит эти деньги пополам и на свою половину покупает презенты Шубарину… Прочитала и все сразу вспомнилось до таких вот подробностей….

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *